Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 1\2 (25\26), январь-февраль 2005 г

Философия практики и культура

Инженер истории (продолжение)

С.П. Никаноров, П.Г. Кузнецов, другие авторы

Разработанные в рамках этих договоров системы в сегодняшней ситуации, в том числе в угольной отрасли, могут быть реализованы. Сетования на отсутствие механизмов реализации принятых решений и контроля за их исполнением неуместны. Необходимо напомнить, что в 1969-1970 гг. многие похожие на ЛаСУРс организации подвергались преследованиям, а некоторые из них были ликвидированы. Возможно, что партийные органы и власти распознали во всем этом новаторском движении угрозу возникавшей эпохе, позже названной "застоем", и приняли необходимые меры.
Полностью книга "Побиск Георгиевич Кузнецов . ИДЕИ И ЖИЗНЬ" - в библиотеке сайта situation.ru

Следствие по делу ЛаСУРс, арест, суд, клиника Сербского
1969 - 1971

Когда П. Г. Кузнецов был помещен в клинику Сербского, многие видные ученые и руководители ходатайствовали о его освобождении. Одним из них был директор Института Медико-биологических проблем академик В. В. Парин. Институт являлся головной организацией по системам жизнеобеспечения космических кораблей. Систему управления этой разработкой в кооперации и в самом ИМБП внедряла ЛаСУРс, руководимая П. Г. Кузнецовым, который был знаком с В. В. Париным еще со времен совместной дороги в Норильского лагеря. Узнав об аресте Побиска, Парин собрал руководство Института и рассказал о Кузнецове, о его судьбе, о том, чем он занимается. Сказал, что он, Парин, не верит, что у него могут быть какие-то нарушения. Он вместе с А. И. Бергом подписал письмо на Съезд партии с просьбой освободить Кузнецова.

Воспоминания

После того, как началось дело против ЛаСУРс, передо мной возник вопрос - ведь я знаю, что я платил деньги не зря, что все деньги, которые я израсходовал, шли на решение проблем.

У меня описали имущество на 230 рублей; при моей месячной зарплате 530 и 320 у моей жены Геры, у нас ни дачи, ни автомобиля - ничего не было. Они описали подписные издания, в частности, "Мировую литературу". А наверху на полках стояло много томов с одинаковыми корешками. Следователь спрашивает: "А там что, подписные издания?" Герочка говорит: Да, Маркс, Энгельс, Ленин, что, описывать будете?" - "Нет, нет, это мы не описываем". А у меня два издания Ленина, 4-е и 2-е.

В ЛаСУРс была попытка классифицировать психические заболевания. Был заказ Сибирскому отделению, Казначееву, у него работал врач-психиатр Цезарь Королев, а второй - Паша Волков. Однажды Паша Волков в расстроенных чувствах явился ко мне и говорит: "Слушай, Побиск, я не убежден, что вся история не делается нашим параноиком". Он привел в пример Чюрлениса. Ньютон долго числился психически больным. Пограничное состояние они определили как "бред великих открытий". Значит, специалист должен определять состояние больного. Если твой собеседник специалист - альтернативные точки зрения гарантированы, и, хотя ты можешь быть полностью здоровым человеком, диагноз тебе поставят. Человек, который имеет логически связанные суждения, основанные на ложном основании, например, что по отношению к явлениям жизни не справедлив второй закон термодинамики, имеет совершенно точный диагноз - паранойя. Когда я был в клинике Сербского, я говорю: "Слушайте, друзья, я психиатрию изучал, я могу вам все рассказать, что вы со мной можете здесь на экспертизе сделать, и если я вам скажу, что это великое открытие, то вы мне сразу же запишите бред великих открытий. А ежели я не скажу, что это великое открытие, то тогда встает вопрос - а за что ж ты заплатил 120 тысяч рублей наличными? Поэтому ни туда, ни сюда я податься не могу". - "Ну, а как Вы оцениваете значимость своего открытия?" Я говорю: "Я не могу приписывать его себе, потому что есть масса ученых, которые высказывают эту же точку зрения, но глубина этого открытия примерно по статусу очень напоминает глубину открытия Лобачевского". За это они мне в институте Сербского записали: "сравнивал себя с Лобачевским".

Меня привезли из Института Сербского назад в Бутырку. В церкви, где я уже бывал, теперь больница. Отношение ко мне какое-то поверхностное, и главный признак: если тебя признали здоровым, то выдают алюминиевую ложку, а ежели ты признан ненормальным, то выдают деревянную ложку. Мне вручают деревянную ложку. Отсюда я понял, что я вышел из Института Сербского дураком. Я ведь был в этом знаменитом отделении Даниила Романовича Лунца, где все диссиденты, я же был в этом самом гнезде. Оно считалось, вроде как отделение Госбезопасности, но как я туда попал, я не знаю. Там я редактировал книгу Г. Крона "Тензорный анализ сетей" - это тоже анекдот. Я 23 дня голодал в Бутырках... В Сербском тоже голодал. Через пару дней огляделся, понял, как там устроено, и перестал есть. Меня вызывают: "Ты что, голодовку объявил?" Я отвечаю: "Слушайте, ребята, за кого вы меня принимаете, я же 10 лет отсидел, ну какая может быть здесь голодовка, тут же сразу на носилки, зонд в нос, и все дела". - "А почему вы не кушаете?" Я говорю: "Понимаете, у меня вся жизнь сложилась так, что я без книжки и без работы не могу". Я говорю: "Кусок не лезет в горло". Так я три дня спокойно не кушал, - ничего. А там, как полагается, был пахан, ростом такой махонький. Я вышел в туалет и говорю: "Дайте кто-нибудь покурить". Конечно, у пахана есть. Он начинает выяснять - кто я, откуда, как попал и, вообще, всякое разное. Выяснил, что я отсидел 10 лет в Норильске, был в Калларгоне. Калларгон для понимающих очень фундаментальное название. Вот трое суток я не ел, заходим в туалет, он какого-то здорового амбала с собой взял. В туалете окошко есть, чтобы можно было смотреть, что там делается. Амбал встал к этому окошку, и все это окошко закрыл. Он меня куда-то заволок, достает из кармана плитку шоколада, штук пять мандаринов и говорит: "Ты же понимаешь, что я тебя не продам, что ж ты себя так измордовал, что же ты не кушаешь? Ну-ка съешь сейчас всё - и порядок". Короче говоря, я съел плитку шоколада и несколько мандаринов. А этот пахан знал психиатрию как не каждый психиатр знает. Лет ему было где-то близко около моих, того же времени. Седой такой, с бородой. Вот он мне рассказывает, что он знает все дурдома, что у него есть толстая книжка, сколько у него разных болезней, которые подтверждены экспертизами. По этой причине он либо в дурдоме, либо гуляет. По вагонам обычно шастает.

Возвращение в МГПИ
Январь 1971 - апрель 1972

П. Г. Кузнецов восстанавливается в МГПИ. Его направляют в Сектор прикладной психолингвистики, а с мая 1971 года он становится заведующим отделом. В апреле 1972 года Сектор прикладной психолингвистики ликвидируют. В 1971-1972 гг. П. Г. Кузнецов не опубликовал ни одной работы.

Воспоминания

Я рассказывал о таблице LT на семинаре ЛаСУРс в 1970 г. А Виктор Михайлович Капустян сказал, что он такое читал у какого-то итальянца Я решил у Капустяна выяснить: что это за итальянец и где он читал об этом. Капустян порылся в своей картотеке и нашел - Бартини "Теория элементарных частиц", атомиздатовский сборник, редактор сборника Кирилл Петрович Станюкович. А Кирилл Петрович Станюкович, как и Яков Петрович Терлецкий, не вставал на дыбы, если обсуждается граница применимости второго начала термодинамики. Они из тех, кого никогда не изберут в членкоры. Я позвонил Кириллу Петровичу. Он говорит - я не знаю, как там что, но я его телефон тебе дам. Дал телефон и где-то в марте или феврале 1973 года я позвонил. Состоялся разговор, кто чем занимается, я сказал, что у меня есть такое представление, что все системы являются системами транспортировки, поговорили с ним о критериях для транспортных систем. В общем оказалось, что у нас много общих интересов. А Бартини в это время был Главным конструктором завода в Таганроге. "Бериевские" машины - это, на самом деле, машины Бартини. А у Бартини на фирме Камова, московский филиал, своя машина должна была быть, где-то в 1973 году он ее хотел показать на канале Москва-Волга. В общем, мы с ним начали обсуждать чисто теоретические вопросы. Оказалось, что Бартини настроен на таблицу LT, которую он опубликовал в 1965 году в Докладах Академии Наук. Вот так мы с ним повидались. Во время наших встреч присутствовал Игорь Чутков, журналист, закончивший МАИ. Он издал книгу "Красные самолеты" про Бартини. Мы, где-то в январе 1974 года, поехали с докладами в Брянск, потом в Дубну. Потом делали доклад в Энергетическом Институте. Но Бартини не знал, что эти клеточки таблицы есть одновременно законы сохранения. То есть, устройства-то теории у него не было. В этом мой вклад, но это нигде пока не сказано. Зато это положило начало нашей чисто человеческой дружбе. Он все время говорил: "Слушай, Побиск, я все ремеслом занимаюсь, а теперь я вынужден теорией заниматься. Езжу с тобой в Брянск, в Дубну. Что ты со мной сделал под старость лет?" А я сделал еще одну публикацию о значении его работ. Она вошла в сборник, посвященный его 75-летию. Правда, вышла много позже в издании Института истории естествознания и техники.

Публикация 1974 года в Брянском сборнике, даже в Ленинской библиотеке его нет, но у меня он есть. Последний раз я встречался с Бартини в декабре 1974 г. за несколько дней до его смерти.

8 декабря шофер пришел за ним, а квартира закрыта. Но у него около кухни проходила пожарная лестница. Я все-таки искренне не верю, что он упал и виском ударился о ванную. Потому что висок ему гримировали, а там, видать, были следы какие-то.

Московский энергетический институт
Май 1974 - май 1978

В мае 1974 года П. Г. Кузнецов был принят на кафедру электрических систем МЭИ на должность ведущего инженера. Связь с МЭИ началась еще с 1963 г., когда заведующий кафедрой В. А. Веников дал положительный отзыв о развиваемом П. Г. Кузнецовым энергетическом подходе. В этот период П. Г. Кузнецов работает над кинематической системой физических величин Р. О. ди Бартини. Совместно с Бартини разрабатывает проблему множественности геометрий и множественности физик. Еще в 1968 г. Гелий Николаевич Поваров обратил внимание П. Г. Кузнецова на книгу Г. Крона "Тензорный анализ систем". Работая на кафедре он, совместно с Л. Т. Кузиным, уделяет много внимания редактированию перевода этой книги, подготовке предисловия и послесловия. Она выходит в издательстве "Советское радио" в 1978 году. Беседы с сотрудниками кафедры и проведение в этот период семинара для преподавателей, на котором присутствовали 15-18 человек, способствовали осознанию ими роли энергетического подхода Было намечено решение задачи многих тел, однако эти идеи в рукописи не были закреплены. Было известно (Уиттекер), что для трех тел необходимо уравнение 5-го порядка. Идея П. Г. Кузнецова состояла в том, что магнитная сеть и сеть постоянного электрического тока могут моделировать переход от пяти независимых катушек (в смысле Г. Крона) к трем контурам и обратно.

На Всесоюзном совещании 1974 г. о взаимодействии генераторов в объединенной энергосистеме П. Г. Кузнецов показал сотруднику кафедры Виктору Александровичу Штробелю вариант управлений, описывающих это взаимодействие. Эти уравнения были им составлены на основе методов Г. Крона, изложенных в "Тензорном анализе систем".

В 1975 г. по инициативе Виктора Игоревича Белякова-Бодина и Вячеслава Степановича Чеснокова был поднят вопрос о восстановлении П. Г. Кузнецова в партии. Академики В. М. Глушков, В. С. Семенихин и В. Г. Афанасьев направили в Комиссию партийного контроля следующую характеристику научной значимости его работ:

"За период с 1956 по 1975 гг. П. Г. Кузнецовым выполнено более 60 работ в области термодинамики, экономики, кибернетики, биологии, химии, медицины, социологии, психологии. Большая часть работ П. Г. Кузнецова характеризуются тенденцией к интеграции, позволяющей синтезировать идеи из различных областей знания. Такая направленность сочетается с проникновением в сущность наименее разработанных этими науками вопросов и выдвижением оригинальных идей. Несмотря на широкий диапазон исследуемых задач, работы П. Г. Кузнецова подчинены единой общей идее - раскрытию механизма явлений жизни и общества, созданию теоретических основ и практических систем управления объектами народного хозяйства.

Опираясь на свои основные концепции, П.Г. Кузнецов получил за последние 12-15 лет ряд важных результатов в различных областях науки и техники, в том числе:

П. Г. Кузнецов обладает способностью использовать при решении сложных научных проблем в одних областях знания и аппарат других наук, зачастую очень удаленных. Это затрудняет немедленное и широкое восприятие, признание и реализацию его идей, но это же и является ценным в научном исследовании, так как именно такой широкий синтез способствует прокладыванию новых путей в науке.

Работы П. Г. Кузнецова отличаются принципиальным партийным подходом и основаны на глубоком знании и умелом использовании марксистско-ленинской методологии.

Продолжение и развитие работ П. Г. Кузнецова несомненно могут дать существенный вклад в развитие отечественной науки и техники."

На основании этого обращения КПК рекомендовала восстановить П. Г. Кузнецова в партии, но со строгим выговором за финансовые нарушения. Общее партийное собрание электро-энергетического факультета МЭИ в соответствии с этой рекомендацией восстановило П. Г. Кузнецова в партии. В 1978 г. выговор был снят.

Научно-исследовательский институт
автоматической аппаратуры
Май 1978 - июль 1986

В мае 1978 года П. Г. Кузнецов был принят в НИИАА на должность старшего научного сотрудника. Ему уже было 54 года, преследования и неурядицы давали себя знать. В январе 1979 г. от инфаркта умерла его жена Гера Ивановна Потехина, а вскоре при трагических обстоятельствах умер Эвальд Васильевич Ильенков. Этот период не был таким плодотворным, как период 1965 - 1970 гг. в МГПИ. Почти за десять лет - пять небольших публикаций. Но вместе с тем появились новые темы: соотношение логических и грамматических форм, метод решения систем нелинейных алгебраических уравнений.

Я у Семенихина с апреля 1978 года, хотя деньги мне начали платить с 1979 года, потому что допуска не было. Допуск мне Цвигун вернул с помощью Михаила Ивановича Гвардейцева. Гвардейцев пришел к Цвигуну, Цвигун вызвал Алидина. Алидин в оформлении допуска отказал. Горшков Л. И. писал, многие писали. Всем отказывал. Цвигун спрашивает Алидина: "Почему вы ему не даете допуск?" - "А у него что-то там с милицией". На что Цвигун заявил (со слов Гвардейцева): "Слушай, а ты где работаешь, в Комитете госбезопасности или в милиции?" После чего Алидин принял решение выдать мне допуск. И только тогда меня можно было оформить на работу. Это продолжалось 8 месяцев.

Проектирование любого технического устройства есть создание формальной теории, которая будет реализована в железе. Конструктор, конструирующий соответствующее устройство, думает, что он конструирует устройство, а он, на самом деле, создает новую логическую теорию, которая на заданные входы отвечает заданными выходами. Дмитрий Александрович Поспелов в 80-е годы собирал симпозиум в рамках СЭВ по проблемам робототехники. Когда были получены 5 томов по робототехнике, искусственному интеллекту и пр., то Семенихин передал их мне, зная, что Побиск - честный человек и не врет. Мне также дали и 51 том японского проекта машин пятого поколения. Я его весь изучил. Я обдумывал, что у них получится и что не получится. Помощником у Семенихина был Михаил Смолов, капитан первого ранга. Смолов дает мне эти книги и говорит, что Семенихин поручил мне дать отзыв по поводу работ этого симпозиума. Дмитрий Поспелов, нисколько не стесняясь, пишет, что искусственный интеллект и робототехника - это форма Бекуса, между угловыми скобками a, b, c, d, e, в общем, пять букв. Я посмотрел на эту часть и сказал, что всего остального читать не буду. "Почему? Видишь же, сколько тут всего сделано". Я говорю: "Ну, если это называется искусственным интеллектом, то дальше смотреть нечего". "Ну, как же так, - говорит Смолов, там же столько ученых". Я говорю: "Допустим, я даю полный учебник внутренних болезней, это и будет обозначение - a, b, c, d, e. А теперь дверь открылась, входит больной. Все данные у тебя есть, поставь диагноз. Миша говорит: "Это как?" Я говорю: "Очень просто, ведь у тебя все знания есть". Оказывается, в голове человека существуют образы, чтобы опознать болезнь.

У Семенихина в 80-х годах я вел лекции для тематиков, подразделения главных конструкторов. Сам я занимался системой для ставки верховного главнокомандующего. Даже из членов Политбюро никто не мог знать об этом. Был методологический семинар для тематиков, а в отделении у Виктора Игоревича Белякова, зам. начальника ВЦ, я вел философский семинар, пытаясь хотя бы уровень Анти-Дюринга донести. И смотрю: у меня есть слушатель, который плохо меня понимает. Я был подчиненный, числящийся у Белякова, но у меня была прямая связь на генерального. Так вот, читаю я лекцию и смотрю: меня слушает один дед, и до него понятие образа не доходит. Спрашивать специальность? Это как-то неприлично. Я говорю: "Представьте себе: дается словесный портрет искомого человека". Смотрю - у него глаза просветлели. И если этот словесный портрет дать человеку, который не знает, по каким признакам какие элементы лица человека входят в словесный портрет, он не сможет определить. У каждой профессии есть свои представления и своя терминология, попытка подменить знающего профессионала обречена на неудачу.

На методологическом семинаре нужно было продемонстрировать различие между традиционным подходом к проектированию вычислительных машин и методами диалектической логики. Пусть создан автоматизированный центр проектирования ЭВМ. Тебе дают бланк заказа на ЭВМ. Как должен быть устроен этот бланк? Ведь проектирующие ЭВМ понимают только формальный язык. Значит, должен быть список систем алгебраических уравнений, требуемая точность и требуемое время решения. И очень важно, из поля какой характеристики берутся коэффициенты в этих уравнениях. Типичной является задача о классификации маневров самолета. В уравнениях должна быть третья производная, т.к. маневр - это разница между производными второго порядка. Поэтому классификация маневров должна вестись по основаниям различения третьих производных. Это идеи середины 70-х годов.

Для систем, разрабатываемых Семенихиным, опытно-показательной республикой должна была быть небольшая Латвия, там два с половиной миллиона человек населения. Когда в 1981 году делали продовольственную программу, ко мне в Риге прикрепили студенческий отряд, и я им поручил проектировать систему питания Латвии. Это было возможно, поскольку все сведения о нормах питания у меня были из Института медико-биологических проблем. Студенты с трудом понимали меня. Все они, в основном латыши, плохо говорили по-русски. Я объяснил им СКАЛАР и СПУТНИК. Назначил главных, установил между ними связи с помощью листов согласования. Оказалось, что системой питания в стране занимается 16 министерств и ведомств. Студенты ко мне часто приходили: "Нужно ли учитывать сельхозхимию, сельхозтехнику?" А я отвечал, что сельхозтехника, сельхозхимия, мелиорация нужны для повышения урожая. Из этих вопросов было совершенно ясно, что решается одна задача - как обеспечить людей нормальным питанием.

Случайный заказ на разработку системы питания оказался очень важным, так как он привел к идее "нормирования на миллион жителей". С ее помощью улучшилось понимание объективных закономерностей общественного развития, поскольку оказалось возможным легко выразить историческое перемещение границы между свободным и необходимым временем - движение человечества к свободе.

Понятие "свобода" является противоречивым. Оно распадается на:

Цель общественного развития не может быть субъективной. До статьи Патриарха Алексия II нельзя было сформулировать такую цель. "Борьба с энтропией" не может быть такой целью. После этой статьи целью становится "превращение Космоса в Сад Эдема". Сад Эдема с точки зрения религии является Раем - это другое название Коммунизма.

Люди не могут этого понять, так как среди них много таких, которые включены в пережившую себя систему товарно-денежных отношений, которая должна быть преодолена.

В. Г. Афанасьев издал книгу "Человек. Управление. Общество", где перечислил ресурсы трудовые, энергетические, материальные и финансовые. Я ему говорю: "Финансовых ресурсов не бывает". - "То есть как?" - "Очень просто - космонавты по полгода летают, а мы им туда денежные знаки не даем. Деньги должны являться мерой, а так как вопрос о ценообразовании, о мерах не решен, то отсюда и возникают трудности". В комитете по ценообразованию был бывший бухгалтер Норильского комбината, которого привел Долгих на эту должность. В 1981 году в журнале "Коммунист" Ричард Косолапов все-таки опубликовал статью Гвардейцева "Вопрос большой важности", в которой говорилось, что Ленин требовал number index - такой показатель, который характеризует экономику в целом. Сегодня все number index-ом считают индексы типа доу-джонс, ник-кей и другие, которые характеризуют финансовую систему, но не имеют никакого отношения к действительному управлению общественным производством. Когда Джордж Сорос дает нам деньги на гуманитарное образование, он знает, что только технари в состоянии выявить его финансовое жульничество.

Мысль о теории физических теорий для нас была привычной уже с 1967 года. Поэтому я не удивился, узнав о книге Зайцева "Алгебраические методы математической теоретической физики" 1974 года. Эта книга была его докторской диссертацией, защищена, по моему, в 1970 году, то есть примерно в то же время, когда мы обсуждали устройство математических теорий. Я начал его разыскивать. В издательстве мне сказали, что он живет в Иваново. "Добро" я получил от Гвардейцева, потому что вопрос о теории физических теорий как основе прикладных теорий его интересовал. В 1978 году мы встретились с Зайцевым на бульваре около метро "Кропоткинская". Я увидел, что его возят в коляске. С 1979 года он останавливался у меня, иногда со своими аспирантами. Это еще было при жизни Геры Ивановны. Теорию физических теорий он ни с кем из физиков, которые были в Москве, обсуждать не мог. Только мы вдвоем. Приходил Денисов от Лагунова, обсуждали проблему связи с подводными лодками на гравитационных волнах. Но обсуждать теорию физических теорий Зайцев ни с кем даже не пытался. Был, если я не ошибаюсь, и Манин. Тоже обсуждал все, что угодно, но теория физических теорий оставалась за кадром.

Зайцев считает себя учеником Мальцева. И он повторял то, что сделали Беллман и Янг. У него были публикации на эту тему, и все они были связаны со спинорами. А вопрос о спинорах далеко не пустяк, потому что это матричное представление - спиноры представляют как столбцы с комплексной переменной и считают, что матрица при комплексной переменной увеличивается в два раза, а она увеличивается в четыре раза, поэтому спинорные столбцы, на самом деле, диагонали матрицы - диагональные члены, поэтому комплексное сопряжение берет матрицу единичную, ту же что и у спинорного сопряжения. Я думаю, что он уже с 1970 года был психологически подготовлен, поскольку понимание идей Бурбаки для него не составляло труда, а, кроме того, он заведовал кафедрой теоретической физики. Он понимал, что квантовую механику, электродинамику можно изложить языком алгебры. Метаматематический подход Бурбаки и хорошее физическое образование у Зайцева каким-то образом соединились.

В 1978 году, когда мы с ним познакомились, у меня за спиной уже была наша совместная работа с Бартини "Множественность геометрий и множественность физик". Я обсуждал с Зайцевым не только то, что сделали Бурбаки, а и то, что шло от программы Клейна, через Гильберта. Гильберт получил премию имени Лобачевского за то, что он тщательно разобрал аксиоматику, каждую аксиому и ее отрицание и то, что из этого получается. Алгебраист есть алгебраист, геометрические образы ему ни к чему, это ему уже не подспорье. Во всяком случае, в наших беседах не было случая, чтобы я мог почувствовать, что где-то грешу против математической или теоретической физики. Беседы с Зайцевым дали очень много. Когда его в 1979 г. начал давить местный ректор, так бывает, мне пришлось ездить в Иваново, чтобы на него не очень давили. Ездил я специально по поручению Михаила Ивановича Гвардейцева. Поскольку я обсуждал проблемы связи с подводными лодками с помощью гравитационных волн, то меня начали таскать "наверх". Дотащили до секретаря Ивановского обкома Клюева. Клюев сразу спросил - а кто тебя послал? Я говорю: "Вот вы с Гвардейцевым поговорите, он вам расскажет, кто я, чего и почему". Все остальные сидят - второй секретарь, отдел науки, ректор - а вдруг я действительно авантюрист? В общем, Клюев дозвонился. А военных строителей дадите, а дом построите? Это он меня начал спрашивать. Я говорю: "Я за это не отвечаю, это вы выясняйте там". В общем, ничего страшного не случилось, но такая проверка обычно возникает.

Между идеями Зайцева и идеями Кулакова большая разница - Кулаков идет на поводке. Математик Кулакова , который упирает на матричное представление инвариантов, а Кулаков этого постичь не может. А Зайцев - это совершенно самостоятельная область. Для Кулакова математика - книга за семью печатями. Устройство теории для Кулакова - вещь совершенно недоступная. А Зайцев был как раз человеком, для которого эта вещь была вполне понятна.

В апреле 1978 года мне дали на рецензирование поступившую в издательство "Советское радио" книгу "Специальное математическое обеспечение управления". Я уже должен был переходить к Семенихину, но допуска не было. Я сказал ему, что там огрехов очень много. Он говорит - ты правь. Семенихин одобрил то, что я буду связан с этими авторами. Но я тогда еще не знал, кто это такие. Автором был Владимир Розенберг, это его заслуга. Связь с Розенбергом у меня была через Андрея Прохорова. А Розенберг привел меня к полковнику Михаилу Ивановичу Гвардейцеву, сказал, что он гения привел. Вступление такое. Я понял, что здесь все всерьез. Через некоторое время я выяснил, что 9 сектор Управления делами Совета Министров СССР, которое он возглавлял, ведал не только разработками системы управления на особый период, но и всеми сооружениями, которые на особый период делались, метрополитенами. У него было двойное подчинение. А в 1982 году он возьми и напиши, какой беспорядок в Министерстве обороны, имея ввиду маршала Белова и кого-то еще, директора НИИ 27. Маршал Белов сумел добиться, чтобы его просто отправили на пенсию. Ему как раз 70 лет исполнилось в 1982 году.

Издательство ЦК КПСС "Правда"
Июль 1986 - апрель 1990

В июле 1986 года П. Г. Кузнецов был принят на должность начальника лаборатории информатики издательства ЦК КПСС "Правда", а вскоре был назначен на должность заместителя начальника отдела АСУ издательства "Правда". Через два года, в августе 1988 года, его назначают начальником сектора в бюро подготовки данных Информационно-вычислительного центра. В апреле 1990 года он уходит на пенсию. Публикации этого периода подводят итог многолетних размышлений, конкретизируют ранее сложившиеся представления. В 1988 году большое внимание он уделяет разработке Единой комплексной программы интенсификации народного хозяйства Москвы и Московской области "Прогресс-95". По-прежнему его мысли обращены к бюджету социального времени.

Воспоминания

В "Правде", в моем кабинете, состоялся разговор. Саша Чекалин собрал Кучкарова, Солнцева и Никанорова. Кучкаров и Солнцев заявили, что они "все могут". А я говорю: "Скажите, а как насчет законов исторического развития человечества?" Кучкаров замялся. А Солнцев сказал: "Наше дело делать табуретки". Конечно, концептуальное проектирование можно рассматривать как правило создания табуреток. Но закон, управляющий историческим развитием человечества - это не табуретка. Два вопроса, на которые нужно было ответить - куда девается теплота и почему возникает жизнь - это не два вопроса, а две стороны одного вопроса. Фридрих Энгельс еще в 1844 году пытался разъяснить, что развитие общества осуществляется за счет новых идей, но изобретатели всегда разоряются, и плоды изобретения достаются бездари, которая имеет деньги. Существует вопрос о "трудовой" и "нетрудовой" деятельности. Творчество нельзя назвать трудовой деятельностью.

Когда я уходил на пенсию я, поверив Ельцину, армейскую и инвалидскую пенсию решил объединить со своей гражданской, тем более, что мне платили примерно 1500 рублей в месяц до 1960-61 года - это была приличная зарплата. Начали вычислять мой стаж: с 16 лет военно-морская спец-школа; потом 3 года фронта, год за три - 9 лет; 10 лет, которые я отсидел при Сталине, умноженные на 2 - это 20 лет. Таким образом, за 14 лет у меня получилось 29 лет стажа. В момент, когда мне выдавали пенсию, мне 73 лет тогда еще не было, стаж был больше, чем возраст. Оказалось теперь, что моя удвоенная пенсия меньше моей одной - офицерской.

Стерликов работал в "Правде", в отделе внешнеэконо-мических связей. Он выезжал с выставками "Правды" за границу. Однажды он приходит ко мне и говорит: "Мне предлагают перейти во Внешэкономбанк. Ты мне помогать будешь? Я должен заниматься информационной системой Внешэкономбанка" Я говорю: "Какой может быть разговор, Володя, конечно". Я к ним приезжал. Потом недели через две он меня просит: "Послушай, Побиск Георгиевич, тебя приглашает Юрий Константинович Московский, председатель правления Внешэкономбанка". Приехал я к нему и сказал, что банки, фактически, банками не являются, ибо истинный банк, это банк, который вкладывает деньги в идеи. Если вкладывает в хорошие идеи, то расширяется, если в дурные, то… "А как же…" "А вы - говорю - больше изображали кассовое окошко, которое по строчке Минфина действует". Юра говорит: "Вот тут меня заставило КПК ЦК заплатить 11000000 инвалютных рублей…" то было в 1989, максимум 1990 году. Два часа мы с ним разговаривали, о сроке окупаемости и кассовом окошечке Минфина, которое выдает деньги. А потом оказалось, что никто за эти деньги не отвечает. И вроде как на него могут все это повесить. А потом он меня спросил: "Вы не будете возражать, если то, что вы мне рассказали, я скажу товарищу Геращенко?" Я говорю: "Какой может быть разговор. Я же вам в открытую все это объясняю. А что в нашей экономической литературе на эту тему ничего нет - это совсем другой вопрос".

Володя Стерликов давал взаймы какому-то банку. Он дал 400000$. Ему должны были вернуть. Директор этого банка сказал, чтобы он приехал. Он сел в свою машину, поехал. А его на дороге ждали в милицейской форме два бандита. Их нашли, нашли и заказчика. До всех добрались. А помогла записная книжка Стерликова - кому он должен, сколько; кто ему должен и сколько. Там суммы идут сотнями тысяч долларов, то, конечно, можно было разыскать и тех, кто заказал убийство, чтобы не платить…

Видимо, мои идеи находили отклик не только у главного редактора "Правды" Афанасьева. Однажды ко мне в кабинет пришел заместитель главного редактора Д. Валовой и сказал: "Слушай, Побиск, - у Маркса-то о бюджете социального времени точно как у тебя".

Центр организационно-управленческого
консультирования ИНЭП
Апрель 1990 - февраль 1992

Выйдя на пенсию, П. Г. Кузнецов восстановил связи с И. А. Киртбая и начал работать в Центре организационно-управленческого консультирования ИНЭП в качестве Главного консультанта. С февраля 1991 года он являлся Исполнительным директором Центра. В этот период не вышло ни одной публикации П. Г. Кузнецова.

С Игорем Алексеевичем Киртбая я познакомился через Андрея Прохорова. Ему тогда было примерно 45 лет. Он наполовину украинец - по матери, а по отцу - абхазец. Когда мы с ним познакомились, я ему рассказал мои идеи. Рассказал о системах управления. Мы ездили к нему, рассказывали, показывали. А до этого у него был Аганбегян и еще кто-то из признанных в системах управления корифеев. Киртбая строил электрические сети. Он впервые применял сваи, наполненные аммиаком. Когда холода, земля промерзает, аммиак опускается вниз. А когда земля оттаивает, аммиак поднимается вверх и образует пробку до низу в замерзшей части. И, благодаря этому, возникает изоляция. Это опоры линий электропередач на вечной мерзлоте. Киртбая был человек, который всякую идею ставит на место. У него в тресте очень хорошо была устроена система управления. Потом у него возник конфликт…

База у Киртбая была в Сургуте. Я там бывал. Работать ему доводилось не в очень легких условиях. Тем более, что я видел, кто есть кто вокруг него. Он был очень энергичный.

А приехал он ко мне в "Правду" из-за статьи, написанной в его защиту. Комиссия партийного контроля приезжала к Афанасьеву, демонстрировала документы против него. Но была статья, написанная в его защиту. Она была помещена в "Правде" и называлась "Бумеранг". Был скандал в редакции "Правды". Афанасьев ругал Капралова, через которого была передана статья. И я тут оказался. Я говорю: "Виктор Григорьевич, в данном случае ситуация такая же, как была со мной". "Ну, ты особая статья". Я говорю: "Мало ли, что принесут. Я знаю этого человека и знаю что ..." Киртбая под суд отдавали. Вряд ли он сидел, но его могли посадить. В 1990 году, когда меня Леонтьев взялся увольнять из издательства "Правды", Игорь приехал и говорит: "Слушай, Побиск, какой может быть разговор. Ты сколько здесь получаешь?". Я говорю: "340 и плюс пенсия, порядка 500 рублей". "У меня будешь получать 1000 рублей. Будешь делать то, что ты всегда умел делать. Ты будешь консультировать".

Вот так я после "Правды" и оказался у Киртбая. Именно в ИНЭП я объяснял, что процент на вложенный капитал надо считать и что срок окупаемости - не экономическая оценка. Это было ключевым. Число 72 было уже до этого, но здесь оно работало. Нужно знать темпы роста твоих вложений. А это - сколько процентов годовых. Закуплено было вино, которое долго держать нельзя, но задерживалась его реализация. Я говорю: "Если вы задержите его еще больше, вы будете в убытке. Если вы его сейчас продадите, даже по заниженной цене, но выше той, за которую вы покупали, вы можете вернуть деньги". Такая же ситуация была с автомобилями.

На пенсии
Февраль 1992 - май 1999 г.

С 1993 г. П. Г. Кузнецов читает годовой курс для студентов базовой кафедры прикладных концептуальных методов ФРТК МФТИ под названием "Естественно-научные основы социально-экономических процессов"

В лекциях рассматривались следующие вопросы:

Инварианты; Качество, количество и мера; Архитектура математики Н. Бурбаки; Таблицы законов природы; Категории в математике и категории разума; Тензоры Крона; Физика товарно-денежных отношений; Космология духа; Фантом энтропии.

24 марта 1994 г. Побиск Георгиевич составляет "Обращение к иерархам всех конфессий, мировой научной общественности, Генеральному секретарю ООН Бутросу Гали, политическим лидерам всех стран, лидерам стран "семерки"", в котором разъясняет, каким образом Международный валютный фонд грабит мир в интересах немногих стран. Он знакомил с этим "Обращением" представителей прессы, науки, администрации, но, не найдя поддержки, не решился его отослать.

В апреле 1994 г. в Вычислительном центре РАН произошла знаменательная встреча - П. Г. Кузнецов встретился со своим идейным двойником Линдоном Ларушем. Его привез в Москву Тарас Муранивский. Поразительный факт состоял в том, что эти два человека, работая независимо друг от друга, пришли к одинаковым выводам и изложили почти одинаковыми словами. Правда, именно Ларушу принадлежит термин "физическая экономика", который в СССР/России нельзя было применять. Ларуш, как и Кузнецов, выступил с разоблачениями Международного валютного фонда, видя в нем опасного врага человечества. Ларуш бывал дома у Кузнецова и каждый раз, когда приезжал в Россию, встречался с "моим другом Кузнецовым". В издаваемом Ларушем журнале EJR был помещен полный текст доклада П. Г. Кузнецова на встрече в ВЦ РАН. Нелишне напомнить, что Ларуш баллотировался на пост Президента США, хотя и не прошел, и именно он был автором идеи СОИ - стратегической оборонной инициативы.

18 мая 1994 г. П. Г. Кузнецову исполнилось 70 лет. Вычислительный центр АН СССР предоставил свой зал для празднования этого юбилея. Организацию юбилея взяла на себя "Техносфера" - конкретно Ю. Н. Звычайный. Приехали представители кафедры Г. А. Зайцева из Иванова. Были директор Института информатики РАН И. Мизин, Г. Рябов - т.е., уровень довольно высокий.

В Казани в издательстве "Элко-С" в 1994 г. Борис Витман, отбывавший срок в Норильских лагерях в те же годы, что и Кузнецов, выпустил книгу "Шпион, которому изменила Родина". В этой книге много страниц посвящено П. Г. Кузнецову. На подарочном экземпляре автор написал:

Побиску Кузнецову (Бобу)!
В моем понятии Ты - человек уникальный. Тебе я посвятил страницы моей книги:
...Его интеллект базировался на мощной жизненной энергии - его не сломила ни война, ни репрессивная машина...
...мне постоянно хотелось достичь его высоты и мощи...
...в общении с Побиском Кузнецовым БУДУЩЕЕ прорывалось и присутствовало почти всегда.
А вот слова видного немецкого ученого Бурхарта: "Побиск есть очень умный. Если бы он был в Германии, я, не задумываясь, дал бы ему большой институт для реализации его идей".
В память о совместно проведенных годах в Норильске. Твой солагерник и друг

Борис Витман. 12.10.94

В 1994 г. П. Г. Кузнецов составляет Меморандум для ООН с резкой критикой МВФ. Меморандум развозит по посольствам Ю. Н. Звычайный. Реакции не последовало.

17 марта 1995 года П. Г. Кузнецов избран академиком Международной академии информатизации по отделению "Общественного развития и общественной информации" . П. Г. Кузнецов выступал с докладами на конференциях этого отделения и на его семинарах.

С лета 1998 г. П. Г. Кузнецову поставлен диагноз - "стенокардия покоя".

Две книги, вышедшие в 1996 г., сделаны по моим материалам. И по моему заказу "Радио и связь" книги эти выпустило. За первую книгу за меня заплатили, а вторую книгу я даже выкупить не смог, потому что нужно было платить 15000000 руб., сейчас, соответственно, 15000. Я выкупил примерно 200 экземпляров на свои деньги. 500 экземпляров осталось в издательстве "Радио и связь". За них нужно еще заплатить по 15 рублей за книгу. Эти книги, вообще говоря, все содержательные. В первой книге - меры развития общества, там "миллионник" в базе лежит, и обсуждается возможность перемещения границы между свободным и необходимым временем. Но в ней нет того, что есть в другой книге. А в другой книге вводится измерение в киловатт-часах. Предисловие написано В. С. Семенихиным, а редактором книги является Константин Васильевич Фролов. Это была книга для министров-технарей. Технари должны знать, как обходиться без денег, а гуманитарии должны знать, что тенденция развития к свободе должна существовать и за этим тоже надо следить. Таков исторический процесс.

Эти книги не подвели итог моим работам, но они представили область, которой я занимался в последние годы, когда мне приходилось выполнять роль дублера Генерального секретаря КПСС. Какая в ставке Верховного Главно-командующего может быть идеология? Какая она может быть вообще? Признается ли наличие объективных закономерностей исторического развития?

Знакомство с этими двумя книгами не дает полного представления о совокупности моих идей. Они являются завершением. Их следует читать, когда вы уже внутренне подготовлены, знаете о связи между рассеивающейся теплотой - ростом энтропии и проблемой жизни. Определения жизни, которые дают, хватает только на биологию и не хватает на социально-экономические системы. Человек тогда не является необходимым следствием эволюции, не является последним звеном в цепи эволюции…

Нечто подобное я читал в Академии общественных наук, гораздо раньше, на кафедре В. Г. Афанасьева. После этого был поставлен вопрос о направлении. Собрались в 1968 г. у ректора МГПИ Кашутина, там был Готт Владимир Спиридонович, наш зав. кафедрой философии. Готт высказался "за". И второй раз я читал уже в "Правде" в 1988 г. Они записаны, но не расшифрованы. В них технология изготовления научных теорий. Позже я то же самое читал в МФТИ.

Воспоминания Алмы Сеитовой

Дом, в котором живет ПГК ("ДНР-3" на ул. Дм. Ульянова, 3) расположен в 15 минутах ходьбы от метро "Академическая". И вот уже на протяжении многих лет люди разных профессий и возрастов идут и идут в этот дом. Так было всегда. ПГК был женат на дочери академика И. И. Потехина, основателя института Африки АН СССР - Гере Ивановне Потехиной. Ныне покойная, Гера Ивановна относилась с пониманием и терпением к бесконечным посетителям, которые могли заявиться и после полуночи, задержавшись на работе, например, в Вычислительном Центре АН, который находится неподалеку. К сожалению, Гера Ивановна не отличалась крепким здоровьем, и мать ПГК спросила ее , когда узнала об их решении пожениться: "Сможешь ли ты жить с человеком непростой судьбы (у ПГК к тому времени за плечами уже было десять лет лагерей) и, возможно, очень сложного для семейной жизни?" Они поженились. На долю Геры Ивановны пришлись долгие и мучительные хождения по самым немыслимым чиновничьим инстанциям, чтобы вытащить мужа после ликвидации ЛаСУРс сперва из тюрьмы, а потом из "дурдома" (психиатрической клиники им. Сербского). В новогоднюю ночь с 1978 на 1979 год за праздничным столом ей стало плохо, она попросила мужа выбросить блюдо с печенью трески, якобы из-за которой ей стало нехорошо. Она попыталась не испортить начинающийся Новый Год, но это был сердечный приступ, вскоре ее не стало. Была ли она счастлива в браке с ПГК? Наверное, да. Они любили друг друга. Последние годы жизни она часто болела, была очень слаба. По рассказам соседей, ПГК терпеливо ухаживал за ней. В то же время, когда она попадала в больницу (судя по оставшейся переписке между ней и ПГК), ей не всегда хватало его внимания. Она писала: - Я так ждала тебя вчера, но ты не пришел, наверное, ты опять застрял на ВЦ.

К несчастью, в этом же году ПГК потерял еще одного очень дорогого человека - Эвальда Ильенкова. Это было тяжелое время. Может быть тогда, пережив почти одновременную потерю двух самых близких людей, ПГК стал как-то по странному спокойно относиться к известиям об уходе кого-либо из жизни. А может это было свойством его натуры всегда. Неудобно как-то об этом сейчас его спрашивать. Возможно, что после пережитых и прожитых не самых лучших дней срабатывает, если можно так сказать, "защитная реакция человеческой сущности". Либо ПГК достиг того уровня самодостаточности, в хорошем смысле, когда каждую секунду бытия есть над чем поразмыслить, есть всегда задача (как правило, глобальная), требующая разрешения, есть такой непрерывный мыследеятельностный процесс, в который не могут вклиниться сиюминутные проблемы, такие как защита докторской, ремонт квартиры, зарабатывание денег и т. д. Конечно, это не сиюминутные проблемы, для кого-то это цель жизни. И ПГК, наверное, счастливый человек, если так можно утверждать после всего пережитого, что ему никогда ничего не надо. Когда его все-таки уговорили на необходимость защиты докторской по совокупности работ, он как бы вдохновился, но когда понял, сколько всяческих формальных бумажек надо исписать, он тут же отказался. Когда Гере Ивановне нужно было сподвигнуть его на покупку какой-либо одежды для него (ведь для этого нужно было пойти в магазин и, о, какой ужас! еще и примерять), ей приходилось применять следующий прием: - она говорила: - Я знаю, тебе все равно, но что обо мне люди скажут! Об этой фразе ПГК со смехом вспоминает до сих пор.

В период с апреля 1990 по февраль 1992 года у ПГК не было публикаций. Дело в том, что за время работы у В. Г. Афанасьева в издательстве "Правды" он привык работать на компьютере и, когда он ушел оттуда, ему стало тяжело писать от руки. Возможности купить компьютер, конечно, не было. Когда ПГК начал работать в "Правде", он уезжал из дому в 8 утра и возвращался около полуночи. Там у него был хороший кабинет, куда он перевез часть библиотеки из дома, стоял хороший по тем временам компьютер. Это был очень активный период в его жизни. В это же время были организованы его лекции для аспирантов в МГПИ по вечерам, куда съезжались, конечно, не только аспиранты. Этот период очень хорошо знает Миша Истомин. Он вел записи этих лекций, которые вошли потом в его диссертацию. После ухода из "Правды" образ жизни резко изменился, и в первую очередь, ухудшились условия для работы. Это был тяжелый год и для страны в целом. Все это вместе сказалось на обострении старых проблем со здоровьем. Стали сильно болеть ноги вследствие облитерирующего эндартериита, как следствия многолетнего стажа заядлого курильщика. Тем не менее ПГК с женой и с С.П. Никаноровым поехали в феврале 1991 года на Ильенковские чтения в подмосковный пансионат "ЭНЕРГИЯ". В номере было очень холодно, от этого ноги болели еще больше.

И. А. Киртбая собирался провести кадровую реорганизацию в "ИНЭП". Но он не успел этого сделать. После его смерти, судя по всему, в организации остались те, кого он собирался уволить, и ушли те, с кем он собирался работать. Ушел и ПГК.

Из воспоминаний Д. Б. Персица

Писать о П.Г. Кузнецове и его лаборатории очень трудно. Я имею здесь в виду не только и не столько разносторонность интересов и взаимодействия между различными областями, сколько следующее обстоятельство: что бы ни было сказано справедливого, противоположное тоже верно.

Например, наряду с тем, что все или почти все сотрудники лаборатории были знакомы с концепцией "ГЛОБУС", с системным анализом или с сетевым планированием, очень немногие из них владели всем этим как работающими методами или подходами.

Другой пример. Несмотря на то, что деятельность лаборатории была подчинена определенным научным целям, спектр обслуживаемых научных тем и договорных работ не был ограничен никакими априорными рамками.

Далее, хотя вполне можно говорить об определенной научно-технической школе, не существовало никаких сколько-нибудь серьезных программ обучения и систем аттестации.

Идем дальше. Несмотря на то, что общая глобальная цель (точнее, ее социальная составляющая) воспринималась скорее как желание "все поставить на свое место" как в науке, так и в обществе, похвастаться четкостью организации работы в целом как в области научного поиска, так и в процессе выполнения хозяйственных договоров, лаборатория никак не могла. Но на хаос и бесструктурность это тоже не было похоже.

Основная тематика лаборатории могла с полным правом обсуждаться на любом уровне, и вместе с тем, из-за многообразия тем и областей сотрудники зачастую попадали в положение неспециалистов, непрофессионалов.

Список этих "диалектических" противопоставлений можно продолжить, но сказанного достаточно для того, чтобы понять: к П.Г. Кузнецову и его лаборатории с обычными мерками оценки деятельности научно-производственных коллективов, а тем паче, с мерками чиновничества, подходить невозможно. И хотя ЛаСУРс была закрыта на вполне законном основании (несоответствие ее тематики профилю пединститута плюс выявленные финансовые нарушения), следует учесть, что, как указывал Спартак Петрович Никаноров, работоспособный научно-производственный коллектив создается годами и десятилетиями кропотливым, тяжелым трудом, а разрушен может быть за короткое время "одним ударом". К таким коллективам необходимо относиться бережно, их надо "холить и лелеять", пестовать и выхаживать, как прихотливое, но ценное растение или животное, как младенца.

Работоспособный коллектив - это государственная ценность, достояние страны. Поэтому я позволил себе публично назвать ликвидацию лаборатории государственным преступлением.

С другой стороны, можно было бы углубиться в изучение причин столь сложного, противоречивого "характера " лаборатории. Это было бы, на мой взгляд, и полезно, и интересно. Но это уже составляет предмет глубокого, обширного исследования, а не субъективных воспоминаний. Может быть, для этого и представится случай когда-нибудь в будущем.

Недавно я встретил Виктора Михайловича Капустяна, который был заметной фигурой на "ЛаСУРсном небосклоне". Мы обменялись написанными книгами, и на своей он написал: "Давиду в память о временах, когда мы пили из одного источника - ЛаСУРс". Я думаю, что не погрешу против истины, если скажу: "Это питье оставило глубокий след в жизни каждого сотрудника ЛаСУРс".

История возникновения, развития
и ликвидации ЛаСУРс

Введение

Сейчас, когда консалтинговые организации стали неотъемлемой частью деловой деятельности во всем мире и когда эти организации набирают силу и в России - кризисной России, когда все привыкли к консультированию как важному элементу развития, кажется, что консалтинг был всегда. Но это не так. Представленная в разделе история возникновения, развития и ликвидации ЛаСУРс - Лаборатории Систем Управления Разработками Систем, созданной и существовавшей в 1967-1970 гг. , проливает свет на развитие консалтинга в СССР.

Эта лаборатория, являвшаяся хозрасчетным подразделением, в пике своего развития насчитывала более 150 человек, среди которых были кандидаты и доктора наук, а к работе привлекались известные ученые, среди которых были академики, члены-корреспонденты АН СССР, союзных республик и ученые регионов. Лаборатория выполняла договора по анализу ситуаций и проектированию систем организационного управления в космической, судостроительной, угольной, радиотехнической и других отраслях. В свою очередь, по заданиям и заказам ЛаСУРс производились разработки программных продуктов, систем отображения и других необходимых элементов разработок силами сотрудников и с привлечением специалистов со стороны. Среди них - беспрецедентный для того времени программный комплекс для расчета гигантских сетевых моделей на ЭВМ БЭСМ-6.

В рамках ЛаСУРс впервые в СССР были поставлены и выполнены прикладные исследования с применением методологии системного анализа. Оборонная "девятка", стремившаяся установить паритет с Соединенными Штатами не только в области вооружения, но также и в организации разработок и производства, определила в качестве головного промышленного предприятия по автоматизированным системам управления Кунцевский механический завод. На этом заводе было создано крупное подразделение, на которое была возложена задача разработки, внедрения и распространения АСУ машиностроительными заводами. Разрабатывавшаяся система получила название АСУ "Кунцево". Как раз в 1967 г. начали проявляться трудности полномасштабного и целостного подхода к созданию таких АСУ. Разработка медленно "сползала" к созданию локальных систем на основе подхода, называвшегося "механизация управленческих операций". ЛаСУРс была привлечена для оценки сложившейся в разработке АСУ "Кунцево" ситуации и выработке рекомендаций по ведению этой работы. Применение проблемно-ориентированной методологии системного анализа - в противоположность подходу "от возможности" - позволила четко определить приоритетные направления и их соотношение.

Вторая похожая, но более сложная, работа была тогда же выполнена ЛаСУРс по договору с ЦНИИ морского флота. Задача состояла в том, чтобы определить функции и структуру автоматизированной системы управления морским флотом СССР и политику в ее создании. В рамках этой работы впервые были разделены функционирование, поддержание и развитие системы.

Именно в ЛаСУРс в 1968 г. поиски эффективных методов проектирования сложных автоматизированных систем, явившиеся следствием трехлетней разработки Системы управления разработками (1963-1966 гг.), привели к контакту практики разработок вообще и разработок АСУ, в частности, с системным подходом, и, что особенно важно, к привлечению к этой работе наиболее современных математиков. Это в дальнейшем послужило исходным пунктом в создании так называемого "концептуального анализа и проектирования". Первый доклад по этой проблеме был сделан в период расцвета ЛаСУРс в 1969 г. на Всесоюзной конференции в г. Минске.

Но все эти направления деятельности ЛаСУРс развивались как средства решения главной задачи лаборатории. Здесь в рамках формально негосударственной организации впервые в мире сомкнулись две великие, но до этого чуждые друг другу идеи. Одна из них представляет собой физикалистскую версию русского космизма, который идейно выходит далеко за рамки "освоения космического пространства", и был либо мировоззренческой парадигмой, либо основанием "космической" этики. Другая, подлинно революционная идея, продукт гонки вооружений, пришла из Соединенных Штатов и заключалась в нормативном требовании подчинять организованную деятельность конкретным целям, выполнение которой было обеспечено машинно реализованным управленческим инструментом.

То невероятное, что произошло в ЛаСУРс, состояло в том, что русский космизм стал рассматриваться в терминах целей, достижением которых можно было управлять. Таким образом, причиной, заставившей сегодня обратиться к истории ЛаСУРс, является не только факт, состоящий в том, что история консалтинга в СССР/России не может обойти историю ЛаСУРс, но также и факт, состоящий в том, что история развития русского космизма также не может обойти историю ЛаСУРс.

Разумеется, историю ЛаСУРс можно оценивать как романтическое увлечение, как недопустимую экспансию в неподготовленные развитием области. И, конечно, эти оценки справедливы, и, конечно, можно все эти идеи, тем более, усилия по их реализации, квалифицировать как поучительный казус и на этом "историю ЛаСУРс" закрыть. Но детальное, почти микроскопическое, не поверхностное изучение этой истории заставляет поверить в невероятное. Детали показывают, насколько глубоко и всесторонне была изучена проблема соединения этих двух идей. Достаточно упомянуть о том, что внедрение системы сетевого планирования в практику деятельности Института медико-биологических проблем, который являлся головной организацией по созданию системы жизнеобеспечения космических кораблей, рассматривалось как модель создания системы жизнеобеспечения населения космического корабля, называемого "планета Земля".

Изучение истории ЛаСУРс дает возможность с иной точки зрения взглянуть на историю СССР и события, приведшие к его распаду. Распространенные квалификации СССР как "административно-командной системы", как "госкапитализма", как "феодального социализма" и тому подобные позволяют объяснить ликвидацию ЛаСУРс, но не позволяют объяснить ее возникновение и поразительное развитие, огромное влияние деятельности ЛаСУРс. Может быть, в известном, ограниченном смысле ЛаСУРс была итогом СССР, тем, ради чего возникла эта общественная система?

Во-вторых, нельзя не отметить, что единственная известная альтернатива - "физическая экономика" американца Ларуша по своему замыслу и своему исполнению прагматична, она не проникнута духом русского космизма.

В-третьих, апологеты русского космизма, которые теперь, в разгар российского кризиса, особенно разнообразны и многочисленны, усвоив из истории ЛаСУРс возможность перейти от мировоззренческих размышлений и "космического" морализаторства к положительной деятельности, сделают, наконец, для себя необходимые выводы.

Предыстория

Началась предыстория ЛаСУРс в 1962г с появления в московском научном мире совершенно необыкновенного человека - руководителя "по природе", человека, собравшего вокруг себя и своей идеи людей, готовых следовать за ним куда угодно, хотя бы просто из любопытства. Идея состояла в том, чтобы разработать систему "ГЛОБУС" - систему социально-экономического и политического прогнозирования. Речь идет о Побиске Георгиевиче Кузнецове, человеке, убежденном в возможности применения "энергетического подхода" к различным системам. Скрыто или явно этот подход опирался на идею космической роли человечества. Когда он говорил в любой аудитории - от студентов до академиков - у него не было оппонентов, казалось, он гипнотизировал аудиторию и "заражал" каждого своей идеей, чаще всего на всю жизнь, хотя "болезнь" у всех протекала по-разному.

Такое почти "шоковое" состояние слушателей становится понятным, если ознакомиться хотя бы только с некоторыми темами, с которыми он выступал на так называемых "посиделках": история второго закона термодинамики; процессы концентрации лучистой энергии как род антиэнтропийных явлений; процессы упорядоченности и стройности как процессы с отрицательной энтропией; второй закон термодинамики как закон эволюции неживой природы; эволюция живой природы как один из антиэнтропийных процессов; перспективы создания промышленности продуктов питания; как устроены математические (логические, формальные) теории; как интуитивная теория может быть преобразована в математическую; чем отличается биология от существующих физических и физико-химических теорий; термодинамический аспект целесообразного поведения; что следует уточнить в нашем понимании эффективного управления производством и потреблением; термодинамические функции материалов и технических средств и др.

Работы П. Г. Кузнецова публиковались в период "расцвета" ЛаСУРс, но идеи, изложенные в них, были им сформулированы задолго до создания ЛаСУРс, что стало возможным в период "хрущевской оттепели".

Декабрь 1962 года, биохимфак Московского государственного педагогического института им. В. И. Ленина (МГПИ), на Ярославской улице, вокруг П. Г. Кузнецова, подготавливающего кандидатскую диссертацию по теоретическим основам технологии, собираются студенты, аспиранты, ученые, занимающиеся и интересующиеся вопросами управления народным хозяйством. Это было время, когда появился интерес к отечественным и зарубежным разработкам в области электроники, технической кибернетики, начали развиваться математические методы в экономике, создаваться секции, институты и факультеты кибернетики. Шефи Газиевич Шамиль приводит "послушать необыкновенного человека" Марину Борисовну Ветцо, аспирантку Московского инженерно-экономического института, которая в это время подготавливала диссертацию по применению матметодов для размещения химических производств. Идея П. Г. Кузнецова о необходимости использования энергетического подхода к созданию и функционированию организационных систем, его мнение о неэффективности разрабатываемых в то время оптимизационных моделей, в том числе, типа "транспортных задач", заставляет ее отказаться от защиты диссертации и переключиться на реализацию замыслов П. Г. Кузнецова.

А события 1963 года развивались так.

Параллельно с подготовкой кандидатской диссертации, по совету начальника Научно-исследовательского сектора (НИС) МГПИ Андрея Леонидовича Егорова, П. Г. Кузнецов подает в Госкомизобретений СССР заявку на изобретение системы "ГЛОБУС" - системы социально-экономического и политического прогнозирования. Из Госкомизобретений СССР он получил отказ (и не мудрено, ведь система и сегодня не востребована), но этот шаг имел и положительное значение - материалы по изобретению были разосланы для подготовки отзывов в республиканские Академии наук и институты кибернетики (Киев, Минск, Таллин, Рига). Это позволило ведущим специалистам в области управления познакомиться с идеями П. Г. Кузнецова. И хотя большинство из них дали отрицательный отзыв, никто не остался равнодушным, некоторые вступили с ним в дискуссии и сотрудничество, на базе "теоретических основ технологии" и "энергетического подхода" при создании различных систем управления развили собственные идеи. Получив отказ от Госкомизобретений СССР, П. Г. Кузнецов снова, по совету А. Л. Егорова, обращается в АН СССР с просьбой рассмотреть систему "ГЛОБУС".

В 1963 г. Совет по кибернетике при Президиуме АН СССР, председателем которого был адмирал в отставке, академик Аксель Иванович Берг, в дополнение к многочисленным уже существовавшим секциям этого Совета (кибернетика в медицине, кибернетика в экономике и т.п.) учредил Секцию теории организации. Председателем этой секции был назначен вице-адмирал в отставке Виктор Платонович Боголепов. Он был из тех, кто одобрил работу Кузнецова, как и В. А. Веников, А. И. Вейник и Г. Н. Поваров. Представление о круге интересов этой секции дает список некоторых публикаций ее членов (см. Приложение 1), а о том, как понималась теория организации членами секции можно узнать из рассмотрения разработанного секцией перечня тем для научно-популярной серии брошюр "Организация и управление" (см. Приложение 2).

Основой этой серии научно-популярных брошюр должны были служить результаты теоретических работ, ведущихся многими учеными с целью раскрытия содержания теории организации как самостоятельной научной дисциплины. Структура этой дисциплины включает (по материалам архива В. П. Боголепова): общенаучные законы; законы организации; принципы организации; методы организации; средства организации; формы организации; технику организации.

П. Г. Кузнецов принимает активное участие в работе Секции теории организации. В окружении П. Г. Кузнецова большое внимание уделяется изучению отечественных и зарубежных публикаций по тематике этой секции. Например, активно изучался труд А. Богданова "Всеобщая организационная наука. Тектология".

В 1965 году в межфакультетской лаборатории по изучению проблем управления производством Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (МГУ), членами Секции теории организации были прочитаны лекции по курсу "Проблемы управления"

При обсуждении вопросов, ставившихся на секции, П. Г. Кузнецов, как правило, высказывал свою, обычно неординарную, точку зрения или выдвигал и обосновывал новую идею. Например, В. Г. Кураков в докладе на секции предлагал следующий способ оценки научно-технического прогресса:

Участие П. Г. Кузнецова в работе Секции теории организации привело к расширению его связей и росту научного авторитета.

П. Г. Кузнецов продолжает подготовку кандидатской диссертации и защищает ее в 1965 году. В 1963 году на семинаре в Институте проблем управления П. Г. Кузнецов знакомится, а в 1964 г. устанавливает связи с С. П. Никаноровым. Возникает идея создания сектора для реализации системы "ГЛОБУС".

Создание Сектора СПУ НИС МГПИ

Знакомство С. П. Никанорова с П. Г. Кузнецовым сыграло решающую роль в создании Сектора систем сетевого планирования и управления (СПУ) при НИС МГПИ. В 1965 году на математическом факультете МГПИ при НИСе создается Сектор СПУ. Он разместился в помещении в Давыдовском переулке. Сектор СПУ видел свою задачу в том, чтобы помочь организовать научно-исследовательские работы в различных отраслях народного хозяйства. С. П. Никаноров уже задолго до знакомства с П. Г. Кузнецовым работал в этой области и смежных областях. В работе С. П. Никанорова сделана попытка на основе феноменологического описания организации комплексных научных исследований выявить принципы организации, обеспечивающие наилучшие в смысле критериев полноты, достоверности и своевременности результаты комплексного исследования. Показано, что центральным принципом является принцип соответствия структуры организации исследования структуре исследуемой проблемы. Вводится понятие "планируемое исследование" и кратко рассматривается организация исследований этого класса.

В это же время с разрешения начальника НИС МГПИ А. Л. Егорова Сектором СПУ были заключены первые договора, в частности, с ГИРЕДМЕТом, на организацию научно-исследовательских работ.

Важно заметить, что работы в области теории организации и управления в стране в это время публиковались под грифом "для служебного пользования". Это вызывало трудности в работе Сектора СПУ. Организация, работы которой по своей природе были призваны быть доступными, изучаемыми, широко обсуждались научной общественностью, а практическая реализация позволяла обеспечить эффективное управление целевыми исследованиями, отдельными производствами, а также народным хозяйством в целом, не могла быть закрытой.

Продолжается налаживание и укрепление связей с учеными, работающими в области управления: академик В. М. Глушков - АН УССР; В. В. Кирилин - Председатель Государственного комитета по науке и технике, Д. М. Гвишиани и его сын - Московский государственный институт международных отношений (МГИМО); С. С. Городинский - Институт биофизики Минздрава СССР (ИБФ); В. Ф. Болховитинов - авиаконструктор. Возникавшие связи были весьма плодотворны для обеих сторон. Так, идея В. Ф. Болховитинова, занимавшегося развитием летательных аппаратов, заключалась в формировании целей в терминах технических характеристик и, в частности, была использована для уточнения связей между целями НИР в процессе реализации договоров с Институтом медико-биологических проблем МЗ СССР (ИМБП).

Продолжается активная лекционная и семинарская деятельность П. Г. Кузнецова по системам СПУ, другим организационным системам. К участию в семинарах привлекаются студенты МГПИ, Горного института, МГУ им. Ломоносова, Московского физико-технического института (МФТИ) и МИФИ. Ставится проблема создания новой техники. В рамках решения этой проблемы под эгидой ЦК ВЛКСМ (руководитель - А. С. Кулагин) проводится рейд по городам Прибалтики. В нем принимают активное участие М. Б. Ветцо, Ш. Г.-М. Шамиль. Параллельно студентами Горного института, различных факультетов МГПИ, МГУ изучаются методы организации производства, создания новой техники, автоматизация, собираются данные для системы "ГЛОБУС", привлекаются к работе все новые и новые люди. Растет популярность идеи и популярность ее автора П. Г. Кузнецова.

Ширятся и направления исследований, охватывая социально-политическую и социально-экономическую сферу. А. С. Кулагин познакомил С. П. Никанорова с первым секретарем ЦК ВЛКСМ Юрием Владимировичем Торсуевым, что привело к постановке и разработке проблемы состояния дел в комсомоле: "Что делать с молодежью?". В подмосковном доме отдыха ЦК ВЛКСМ "Елочки" был организован семинар, на котором С. П. Никаноровым и П. Г. Кузнецовым был предложен системный подход к постановке и решению этой проблемы. Данные, которые следовало собрать для решения этой проблемы, структуризовались таким образом, чтобы они могли быть использованы в системе "ГЛОБУС".

1965-1966 годы уже были годами заключения крупных договоров на разработку систем управления и их элементов ( средств отображения),проводилась разработка их теоретического обоснования и необходимые технические работы. Этим занимались П. Г. Кузнецов, Ш. Г.-М. Шамиль, М. Б. Ветцо по договору с ЦЭМИ АН СССР, где в это время директором был академик Н. П. Федоренко. Со стороны ЦЭМИ в работе принимали участие уже видные в то время ученые А. А. Модин, А. Д. Смирнов, В. С. Дадаян, Ю. И. Черняк. Многие рядовые сотрудники ЦЭМИ, например, И. А. Левина, с большим энтузиазмом сотрудничали не только во время выполнения работы по договору, но и в дальнейшем. Одновременно с выполнением работы по договору П. Г. Кузнецов читал лекции и проводил семинары в ЦЭМИ, расширял связи с научным миром и увлекал все новых и новых людей своей идеей.

В 1963 - 1965 гг. к специалистам, окружавшим П. Г. Кузнецова, присоединяется Семен Семенович Волощук (тогда еще студент Горного института) и его жена Маргарита Александровна, хорошо знавшая английский язык. С. С. Волощук сначала организовал семинары П. Г. Кузнецова в Горном институте, а потом активно включился в работу Сектора СПУ, а затем и ЛаСУРс. После окончания института он пришел работать в ЛаСУРс и играл там активную роль почти до закрытия Лаборатории, когда ему пришлось перейти на работу в ЦНИИАтоминформ. Маргарита Александровна долгое время работала в ЛаСУРс, возглавляя группу переводчиков.

В выполнении первого договора с ГИРЕДМЕТом на разработку системы сетевого планирования СЕТЬ-1 со стороны Сектора СПУ участвуют, получая небольшие деньги, П. Г. Кузнецов и Елена Сергеевна Пасс, и как внештатный, но постоянный исполнитель, единственная имевшая допуск к секретным работам, бесплатно работает сотрудник НИИ-ТЭХИМа М. Б. Ветцо.

В это же время заключается и первый договор с ИМБП, директором которого в то время был академик В. В. Парин, знакомый с П. Г. Кузнецовым еще с 1949 года, когда они оба были заключенными. Со стороны Сектора СПУ по договору работали П. Г. Кузнецов и М. Б. Ветцо. В рамках этого договора была разработана система СПУТНИК (Система Сетевого Планирования и Управления Тематическими Научно-Исследовательскими Коллективами), ориентированная на управление межведомственной кооперацией, созданной для разработки систем жизнеобеспечения космических кораблей. Система СПУТНИК получила развитие в последующих теоретических исследованиях и договорах.

Необходимость разработки системы СПУТНИК была вызвана тем, что программа работ по системе жизнеобеспечения выполнялась организациями различных министерств и ведомств с одновременным их подчинением как целевым руководителям, ответственным за достижение отдельных подцелей программы работ, так и руководителям подразделений в соответствующих ведомствах, через которые шло финансирование тех или иных частных работ. Организационная структура, выполняющая программу, порождалась системой целей и их подцелей, за достижение каждой цели отвечал целевой руководитель. На нижнем уровне управления находится целевой руководитель нижнего звена, называемый ответственным исполнителем работ. Руководители работ представляли в службу сетевого планирования и управления списки работ и частные сетевые модели. С помощью сетевых моделей комплекса работ достигается ясное понимание такого элемента плана, как "критический путь" - самая продолжительная последовательность работ, определяющая минимальное время достижения цели всей программы. Надежное определение критического пути возможно только при полноте плана. План считался полным, если в нем перечислены все работы, которые необходимы для достижения конечной цели программы. Система "СПУТНИК" представляет собой последовательность процедур - четких представлений тех действий, которые необходимы для получения полного плана, и, следовательно, возможность вычисления критического пути. Иными словами, она обеспечивает управление составлением плана работ для крупных целевых программ. В системе СПУТНИК предполагается, что каждый документ, который имеет в заголовке слово "программа", должен содержать ответы на следующие два вопроса: является ли данный документ полным списком всех работ, необходимых для достижения частной или конечной цели программы; известна ли последовательность работ, от которой зависит минимальное время на выполнение всей программы.

Уже достаточно обширные связи, глубокая теоретическая проработка вопросов создания систем управления разработками программ, авторитет П. Г. Кузнецова и его идеи позволяют членам Сектора СПУ НИСа МГПИ участвовать в I-й Всесоюзной конференции по экономической кибернетике, проходившей в октябре 1966 года в Батуми.

В 1966 году был заключен второй договор с ИМБП на создание системы координации всех служб, в том числе служб СПУ, участвующих в разработке систем жизнеобеспечения.

Со стороны ИМБП участвовали: заместитель директора Б. А. Адамович, ведущие специалисты института во главе с Гелием Гегамовичем Тер-Миносьяном, со стороны Сектора СПУ - М. Б. Ветцо, которая была связующим звеном и основным консультантом в процессе внедрения системы СПУТНИК. Руководителем группы СПУ была М. Ю. Скрипелева, которая в 1963-1966 гг. участвовала в разработке Системы управления разработками (СУР) под руководством С. П. Никанорова. Группа вела разработку и согласование сетевых графиков по темам ИМБП.

В конце 1966 года П. Г. Кузнецов принял участие в работе Государственной комиссии по приемке Технического проекта СУР.

В 1967 году продолжается активная научная работа, проводятся семинары в Горном институте, на ВЦ АН СССР. Сотрудники математического факультета МГПИ (Д. Б. Персиц, Л. И. Кулешова, Е. Л. Бешенковская, Е. Самсонова и др.) и студентка Н. Н. Постникова сначала были слушателями семинаров, а позже, когда была создана ЛаСУРс, вошли в ее состав.

Создание и развитие Лаборатории систем управления НИС МГПИ

Объем и характер работ, выполнявшихся Сектором СПУ, к 1967 г. уже далеко вышел за рамки проблематики собственно систем сетевого планирования и управления. Поэтому по согласованию с руководством НИСа МГПИ в 1967 г. название этого хозрасчетного подразделения было изменено на "Лабораторию систем управления".

В Лаборатории систем управления в 1967 г. продолжается работа по заключению и выполнению ряда крупных и важных как с теоретической, так и с практической точки зрения договоров по созданию систем организационного управления. Остановимся более подробно на двух договорах: "Система сетевого планирования и управления "ПУСК-СТОИМОСТЬ"" и "Разработка предложений по организации работ по созданию автоматизированной системы управления морским транспортом".

Система сетевого планирования и управления "ПУСК-СТОИМОСТЬ" разрабатывалась на основе описания американской системы PERT-Cost в соответствии с договором между Лабораторией систем управления МГПИ и предприятием Минсудпрома п/я А-1944. Из "Введения" к отчету по работе видно, что система "ПУСК-СТОИМОСТЬ" является развитием уже освоенной системы "ПУСК-ВРЕМЯ" в направлении совершенствования внутризаводского планирования и управления постройкой одного серийного заказа как по срокам, так и по стоимости. Система предназначена для планирования, учета, контроля и прогнозирования сроков и себестоимости работ по статьям затрат как по судну в целом, так и в разрезе цехо-этапов с помощью сетевого графика. Кроме того, система обеспечивает минимизацию дополнительных затрат по статье "заработная плата", необходимых для сокращения продолжительности критического пути. Системой предусматривается дополнительный комплекс процедур предварительного планирования, позволяющий на стадии технического проектирования по укрупненному сетевому графику произвести выбор оптимального варианта постройки судна по времени и стоимости (см. Приложение 4).

Внедрение такой системы на заказах судостроительной промышленности требует, в свою очередь, решения таких проблем, как:

Научно-исследовательская работа "Разработка предложений по организации работ по созданию автоматизированной системы управления морским транспортом" выполнялась в соответствии с хоздоговором между Лабораторией систем управления НИС МГПИ и организацией Минморфлота п/я Г-4488. К моменту выполнения этой работы в решении Совещания по вопросам создания автоматизированных систем управления отраслями, проходившего в г. Севастополе 12-15 декабря 1967 г., отмечалась совершенно недостаточная разработка вопросов методологии и организации работ по созданию таких систем. Лаборатория была привлечена по инициативе ЦЭМИ АН СССР. Техническое задание на выполнение работ выдал зам. руководителя предприятия п/я Г-4488 Б. А. Бахур; принял - зам. ректора МГПИ А. Б. Степанов в июне 1967 года. Работа была выполнена С. П. Никаноровым. Все основные вопросы неоднократно обсуждались с П. Г. Кузнецовым. В работе были учтены некоторые советы и замечания, сделанные А. И. Киселевым.

Промежуточный вариант отчета о работе был доложен 12 сентября 1967 года на семинаре по автоматизированным системам управления в ЦЭМИ АН СССР и получил одобрение. В отчете изложены основы методологии и организации создания автоматизированных систем управления (см. Приложение 5).

Чтобы понять, что создание Лаборатории систем управления в то время стало объективной необходимостью; ее закрытие - фатальной неизбежностью, а работы, в ней выполненные - непреходящей ценностью, которой следовало бы воспользоваться сегодня, необходимо познакомиться с основными идеями этой работы.

Проблема совершенствования управления Морской транспортной системой - материальной базой Минморфлота СССР, в том виде, в каком эта проблема существовала в среде специалистов по автоматизированным системам управления, обязана была своим происхождением не каким-либо определенным, четко выявившимся нетерпимым дефектам управления, а появлению ряда идей, методов и средств, позволяющих в принципе улучшить управление, идей, которые развивались в целом не из исследования конкретных проблем управления Морской транспортной системой. Такое положение создавало типичную обстановку поиска возможностей с пользой применить новые идеи, методы и средства с характерной для этого подхода тенденцией выискивания и подчеркивания недостатков существующей системы управления и навязывания предложений, не следующих естественным образом из возникших или назревающих действительных проблем управления, не разрешимых обычными, доступными руководителям средствами. Методологическая беспомощность подхода "от возможности" улучшить действующую систему стала очевидной.

Отдельные удачи, появлявшиеся благодаря свойственному энтузиастам настойчивому "внедрению" новых методов, имели место. Но, как правило, они не решали основных проблем, так как существующая в Минморфлоте ситуация при этом подходе не оценивалась. Эти частные удачи, как бы значительны они ни были, в конечном счете приносили мало пользы, а, возможно, приносили вред, так как они эффективно маскировали неправильную постановку дела, приводили к разбазариванию ресурсов и потере времени, отвлекали внимание от действительных проблем. Одна из наиболее опасных форм такого подхода может существовать, утверждая себя "повышением эффективности" научной работы или ее "самоокупаемости". Сторонники "самоокупаемости", говорится в отчете, независимо от ранга, сознательно или безотчетно, считают, что если проведение научно-исследовательской работы и использование ее результатов окупает произведенные на нее расходы, то этого уже достаточно для того, чтобы оправдать ее постановку. Но это не так. Основные проблемы при таком подходе, как правило, будут оставаться в стороне. Очевидно, что проблемы использования новых возможностей в условиях возрастающего развития науки и техники является характерной не только для совершенствования управления, но и для других отраслей. Одним из ярких примеров широко используемой, превратившейся в целую отрасль, возможности, появившейся не в результате решения проблем развития, а как результат научно-технических достижений, является телевидение, которое все еще находится в поисках органически присущих ему социальных функций.

Действительный путь реализации новых возможностей, не приводящий к уродливому, несбалансированному развитию систем, лежит через решение с помощью новых возможностей назревших проблем развития. Технические и другие искусственные системы не растут сами, гармонично развиваясь, подобно естественным системам. Их рост и развитие есть результат решений и действий, предпринимаемых людьми в соответствии с их пониманием целей и средств их достижения. Тем не менее, и для таких систем в определенных границах действительны законы естественного развития, нарушение которых проявляется в неожиданном отставании эффективности от роста и развития. Необходимость сознательно строить системы предполагает способность контролировать гармоничность развития системы. Однако, в настоящее время возросшие масштабы и сложность систем и недостаточное внимание необходимому в этих условиях росту эффективности контроля их развития во многих случаях приводят к потере должного контроля. Это способствует произволу в развитии систем, маскирует ошибки их развития. Такими ошибками в условиях неэффективного контроля за состоянием системы легко могут стать внешне прекрасные усовершенствования, идущие "от возможности". Единственный правильный путь использования новых возможностей, надежно ведущий к цели, состоит в использовании проблемно-ориентированного подхода. Он включает определение наличия проблемы, установление содержания (структуры) проблемы, определение решения проблемы (подробнее см. Приложение 6). Затем начинается стадия реализации решения в соответствии со стратегией, а также, если необходимо, постановка работы по целенаправленному развитию возможностей и последующему их использованию. Оценка значения развития возможностей для решения проблемы в целом служит основанием для определения необходимого размаха работ по развитию каждой отдельной возможности.

Аналогично проводится выбор, если имеется в виду не только данное состояние систем, но и будущее ее развитие. Если данная система является подсистемой более крупной системы, по которой также проводится выбор решения, эти два процесса естественным образом связываются. Описанная методология носит название "системного анализа" .

Методом системного анализа в ЛаСУРс должен был овладеть каждый сотрудник, работавший с С. П. Никаноровым, также, как все окружающие П. Г. Кузнецова должны были иметь представление об основах его "энергетического подхода". И тому, и другому оба уделяли большое внимание и тратили много времени на обучение работавших с ними специалистов - от студентов до научных сотрудников.

Лаборатория П. Г. Кузнецова становилась известной. В марте 1967 г. член коллегии Министерства иностранных дел СССР С. Виноградов обратился к ректору МГПИ с просьбой привлечь специалистов лаборатории к разработке проблем международных отношений.

Лаборатории представилась возможность использования множительной мастерской Госплана СССР (заведующий - В. Н. Бутов) для размножения необходимой научной информации. Это было очень кстати, так как для дальнейшего совершенствования разрабатываемых в Лаборатории систем необходимо было изучение зарубежных и отечественных материалов. Это позволило своевременно познакомиться с системой ПАТТЕРН. Информация по ПАТТЕРНу стала доступной благодаря сотрудничеству с заведующим сектором ВИНИТИ М. М. Лопухиным и его заместителем А. С. Перовым, а также другими сотрудниками. М. М. Лопухиным в то время была защищена диссертация по системе ПАТТЕРН, поэтому в ЛаСУРс поступила как диссертация, так и переводы с английского по этой системе. Сектор ВИНИТИ обеспечил доступ к информации РЭНД Корп. и другим. Через них Лаборатория стала сотрудничать с Д. М. Гвишиани, а также студентами МГИМО, которые привлекались к переводческой деятельности. Краткие сведения о ПАТТЕРНе см. в Приложении 7.

Совершенно очевидно, что без возможности получать разнообразную информацию работы по совершенствованию системы СПУТНИК велись бы более медленно, а заказчику не удалось бы избежать многих лишних и дорогостоящих работ.

В 1967 году осуществлялось сотрудничество с Институтом математики СО АН СССР (Новосибирск) - Э. В. Евреиновым, А. Б. Косаревым, Институтом экономики и организации промышленности СО АН СССР А. Г. Аганбегяном, Ю. А. Авдеевым. Со специалистами Философского факультета МГУ (Е. К. Войшвилло и другими) велись работы по созданию графического языка общения человека и машины. В это время из Института атомной энергии им. Курчатова в Лабораторию пришел Г. П. Мельников, полиглот, системщик, разрабатывавший оригинальный взгляд на развитие естественных языков. В лаборатории И. Г. Аршавского работают М. Л. Орман и другие сотрудники. Лингвист Г. П. Мельников проводит системный анализ языка с целью создания понятийного аппарата. Для обеспечения конфликтологических исследований, которые вел в НИИАА Владимир Александрович Лефевр, был заключен договор, согласно которому студенты МГПИ составили экспериментальную базу для этих исследований. Жена Лефевра Виктория стала сотрудницей Лаборатории.

1968 год был годом особенно активной научной деятельности сотрудников Лаборатории систем управления. Один из самых активных ее сотрудников - М. Б. Ветцо, защитила кандидатскую диссертацию в ЦЭМИ АН СССР по теме "Система СПУТНИК - система планирования и управления научно-исследовательскими коллективами и опыт ее внедрения". В том же году ею был предложен новый вид средств отображения информации - "объемная модель целевой организации".

. К 1967 году возникает интерес Лаборатории к социальным проблемам. Свидетельством этого является договор с сектором И. Г. Петрова в Академии общественных наук (АОН) при ЦК КПСС. Заключаются договора с соисполнителями работы: МФТИ (разработчики В. И. Беляков-Бодин, В. Шафранский, В. М. Капустян) и МВТУ им. Баумана (разработчик - В. Морев).

На ВЦ АН СССР создается техническая документация для программного комплекса системы СПУТНИК на ЭВМ БЭСМ-6. В это же время в рамках договоров с 3-м Главным управлением Минздрава СССР (А. И. Воробьев, Б. Л. Гольдшвенд) создается система СПУТНИК-3. Разрабатывается Система контроля акций лиц и акций разработок СКАЛАР-1. Система СКАЛАР была получена из системы СПУТНИК как укрупненное изображение плана работ по программе уже в 1969 году. Переход пользователей от системы СКАЛАР к системе СПУТНИК осуществляется легче, чем освоение сразу такой сложной системы, как СПУТНИК.

Создание и развитие ЛаСУРс НИС МГПИ

Масштаб и сложность выполнявшихся Лабораторией систем управления работ требовали приведения ее названия в соответствие с фактическим положением. В 1968 г. для этого хозрасчетного подразделения было принято название "Лаборатория систем управления развитием систем", сокращенно "ЛаСУРс". Выделение сокращения "СУР" в этом названии указывало на преемственность с разработками СУР, осуществленной кооперацией институтов Минрадиопрома СССР под руководством С. П. Никанорова в 1963-1967 гг.

Лаборатория получила собственное помещение в Скатертном переулке. В ЛаСУРс ведущие сотрудники работали по своей тематике, часть которой курировалась П. Г. Кузнецовым. В это время сформировалось несколько направлений. Разработки по системам СПУ курировал С. П. Никаноров; лингвистические работы - Г. П. Мельников; участвовала в разработке этих систем группа М. Орман с Д. Персицем и Е. Бешенковской. Договорные и научные работы по системе СПУТНИК, особенно внедрение в организациях - М. Б. Ветцо, С. С. Волощук. Переводческие работы - М. А. Волощук. Весь комплекс разработок был направлен на создание системы "ГЛОБУС". Продолжали выполнять договора с ИМБП и ИБФ на разработку и применение системы СПУТНИК для создания наземного экспериментального комплекса (НЭК), наземного лабораторного комплекса (НЛК), системы жизнеобеспечения скафандров (Л-1 и Л-3). От заказчиков в этих работах принимали участие Б. Адамович (ИМБП), С. С. Городинский (ИБФ).

Заключаются договора и на разработку средств отображения информации: с НПО "Энергия" на создание средств отображения ситуации на магнитных щитах (со стороны заказчика в работах участвовали Лебедев и Лазарев); с ГИАПом - на создание перфощитов (со стороны заказчика в работе участвовала Г. И. Бурт). Заключается договор с геологопочвенным факультетом МГУ им. М. В. Ломоносова (А. Б. Напалков). Еще и еще раз следует отметить, что все, кто работал по договорам с ЛаСУРс, руководимой П. Г. Кузнецовым, проникались его идеями, получали знания и становились специалистами в области создания систем организационного управления, в том числе автоматизированных. Работы ЛаСУРс вплотную подходят к созданию математического обеспечения систем СПУТНИК и ГЛОБУС (ВЦ АН СССР, Институт математики СО АН СССР, МФТИ). Начались работы с АОН при ЦК КПСС (зав. каф. В. Г. Афанасьев). П. Г. Кузнецовым там был прочитан курс лекций по всей тематике ЛаСУРс. Проводятся первые работы по социологии и средствам массовой коммуникации (сектор И. Г. Петрова в АОН). Начатая в 1965 году по заданию ЦК ВЛКСМ П. Г. Кузнецовым и С. П. Никаноровым разработка проблем молодежи получила новое звучание. Теперь решение этой проблемы предлагалось в рамках договора с Министерством просвещения СССР на разработку АСУ образования, в которой принимали участие со стороны ЛаСУРс Д. Б. Персиц, М. Б. Ветцо и др.

В 1969 году в рамках договора с 3-м Главным управлением Минздрава СССР на внедрение систем СПУТНИК и СКАЛАР-1 проводился годовой эксперимент на наземном экспериментальном комплексе. Сетевая модель этого эксперимента состояла из 4000 работ, которые должны были делать 18000 человек. ЛаСУРс организовала взаимодействие 157 целевых руководителей, в том числе 30 кандидатов и докторов наук. Связующим звеном между руководителями этих работ Е. И. Воробьевым и Б. Гольшвендом, как и раньше, оставалась М. Б. Ветцо.

В августе 1969 г. по представлению 3-го ГУ Минздрава СССР П. Г. Кузнецов был награжден медалью "За трудовое отличие".

Количество заключенных ЛаСУРс договоров на внедрение систем сетевого планирования росло. Кроме упомянутого договора с 3-м ГУ МЗ СССР были заключены договора на внедрение систем СПУТНИК-1 с СКТБ "Биофизприбор" (Ленинград) - куратор и разработчик М. Б. Ветцо; с ОКБА в химической промышленности - для системы регенерации воды (от заказчика в работе участвовали В. В. Царев, А. Е. Чебышев, В. М. Князев, З. Л. Поляченко); с МФТИ - на создание аванпроекта АСУ-СПП для организации "Союзглавподшипник". Продолжались научно-методологические и практические работы по дальнейшему совершенствованию систем СПУТНИК-СКАЛАР и ГЛОБУС, в которых, наряду с С. П. Никаноровым и П. Г. Кузнецовым, принимали участие М. Б. Ветцо, Д. Б. Персиц, С. С. Волощук, Л. И. Кулешова и другие сотрудники. Выполнялись договора с НИИАТОМИинформ, ВЦ АН СССР, НИАА. В это же время был заключен договор с Министерством обороны СССР на разработку системы "СУР-НИОКР" (п/я-7284; п/я-5339), на проектирование и внедрение МССС-СПУ; на внедрение системы СКАЛАР-2 на базе ГВЦ МОП.

В 1970-1971 годах сектором С. П. Никанорова было выполнено еще несколько работ. Первая из них - "Автоматизированная система контроля за ходом проектирования в институтах Шахтопроекта" (договор с институтом Центрогипрошахт Минуглепрома СССР, директор К. К. Кузнецов). В работе со стороны исполнителей участвовали С. П. Никаноров, Д. Б. Персиц, Н. А. Евдокимова, Н. Н. Постникова, Г. Ф. Дербенев; со стороны заказчика - П. И. Раппопорт, Н. Б. Изыгзон, Л. Г. Толмач. В работе использовался, во-первых, метод процедурного описания системы в точном соответствии с предъявляемыми к ней требованиями; во-вторых, метод только что в тот момент возникавшего концептуального подхода (см. Приложение 8).

Вторая работа этого периода - "Основные методологические положения системы управления проектными институтами угольной промышленности" (Договор между институтом Центрогипрошахт и сектором ЛаСУРс . В работе использован проблемно-ориентированный подход.

Это были последние работы ЛаСУРс перед ее ликвидацией.

Разработанные в 1970 году в рамках этих договоров системы в сегодняшней ситуации, в том числе в угольной отрасли, могут быть реализованы. Сетования на отсутствие механизмов реализации принятых решений и контроля за их исполнением неуместны.

Необходимо напомнить, что в 1969-1970 гг. многие похожие на ЛаСУРс организации подвергались преследованиям, а некоторые из них были ликвидированы. Именно в 1969 г. на семинаре Секции теории организации, проводившемся В. П. Боголеповым в Институте государства и права АН СССР для заслушивания акад. Э. Кольмана, руководители Комиссии по теории систем А. А. Фетисов и М. Ф. Антонов выступили с известными обращениями "К народу", "К армии", "К ученым", в которых давалась резкая критика положения дел в Советской Армии, в советской науке и в СССР в целом. А. А. Фетисов и М. Ф. Антонов вскоре были арестованы, их Комиссия была ликвидирована, их сторонники были подвергнуты допросам и увольнениям, а Секция теории организации вскоре прекратила свою работу.

Поэтому возможно, что партийные органы и власти распознали во всем этом новаторском движении угрозу возникавшей эпохе, позже названной "застоем", и приняли необходимые меры.
Полностью книга "Побиск Георгиевич
Кузнецов . ИДЕИ И ЖИЗНЬ" - в библиотеке сайта situation.ru

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (2)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница